Закрыть

Педро Альмодовару – 66. Вспоминаем стиль культового режиссера

Альмодовар – один из ярчайших европейских режиссеров современности, который с годами становится все смелее, наглее и изобретательнее.
Педро Альмодовару – 66. Вспоминаем стиль культового режиссера

Если фирменный почерк Эмира Кустурицы – пестрая цыганская эклектика и сумбур, то для Альмодовара характерны черты родной Испании: сочные цвета и жаркие запутанные страсти. Каждый фильм режиссера напоминает карнавал, сюрреалистичный и немного жестокий, ведь стресс – перманентное состояние его героев. Достаточно вспомнить классическую картину Альмодовара Женщины на гране нервного срыва (вы же все ее видели, правда?), где автор сам балансирует между комедией и драмой, ползущей по направлению к трагедии.

Для поклонников авторского кино Альмодовар стал кумиром еще с конца восьмидесятых, но в начале нулевых в него словно бес вселился, и неистовый испанец выдал целый букет разномастных и в то же время чем-то схожих творений. В этом материале мы предлагаем вам простить Педро за его последний фильм, эксцентрическую комедию "Я очень возбужден" несколько сомнительных достоинств, и вспомнить о трех безусловных победах недавнего времени – пусть и не все считают их таковыми.

Поговори с ней (2002)

Здесь режиссер прибегает к традиционному приему – сталкивает несколько судеб, которые роднит горестная и немного неприличная тайна. Марко ухаживает за своей подругой, тореадором Лидией, которая находится в глубокой коме. Он знакомится с санитаром Бениньо, присматривающем за Алисией, балериной в аналогичном плачевном состоянии. Бениньо уже четыре года пытается выходить девушку, с которой едва ли перемолвился парой слов. Марко получает от него простой совет – "Поговори с ней", но последовать ему куда сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Альмодовар не был бы собой, если бы эта история не затрагивала тему табуированной любви и не была наполнена чувственными образами, позаимствованными из танца и музыки. Сразу оговорим: наградных вершин Поговори с ней режиссер пока не повторял, хотя хорошему кино никакие Оскары не нужны. Но именно этот фильм как раз-таки получил золотую статуэтку за лучший сценарий, Золотой глобус и внушительный урожай европейских наград до кучи. Чем хороши такого рода триумфы, так это творческой независимостью, которую они приносят, и дверями, которые вмиг открывают. Справедливости ради стоит заметить, что Альмодовар и прежде не очень-то страдал от продюсерского гнета – свои картины он финансирует самостоятельно с братом Августином на пару. 

Возвращение (2006)

Если в Поговори с ней сюрреалистичной была манера повествования, то в Возвращении таковым можно смело назвать сюжет. Мать и бабушка семейства после смерти возвращается к домой, селится под кроватью в комнате внучки и готовится закончить некие дела, ради которых и вернулась с того света. Скрывается она не только от соседей, но и от строгой старшей дочери (ее играет одна из любимиц Альмодовара, Пенелопа Крус), которой совсем не до потусторонних гостей: ей необходимо избавиться от трупа своего мужа, спрятанном в холодильнике ресторанчика неподалеку. Как всегда, невообразимый коктейль в режиссерском исполнении становится чуткой повестью о нелегкой женской доле, излюбленной теме Альмодовара.

Кожа, в которой я живу (2011)

Альмодовар, которому всегда были близки классические мотивы, на сей раз смешал в одном флаконе историю Пигмалиона и доктора Франкенштейна. Кожа, в которой я живу первый час очень качественно запутывает зрителя: вот Антонио Бандерас, он пластический хирург и, кажется, злодей. Вот девушка, она в заточении у Бандераса и, кажется, любит его, но постоянно пытается сбежать. А вот мужчина в костюме тигра, он – злодей вне всяких сомнений. Тигр связывает свою мать и добивается близости от девушки, кажется, принимая ее за кого-то другого. И все персонажи постоянно о чем-то недоговаривают. Но, черт побери, о чем?

Кожа, в которой я живу обыгрывает с неожиданного ракурса излюбленный Альмодоваром мотив самоидентичности. На этот раз произведению даже не чужда мораль: каждое действие рождает противодействие, ни один проступок не останется безнаказанным, а в живых останется лишь тот, кто остался верен собственному "я". У режиссера очень широкие взгляды на наносное: это не только культура и воспитание, но и сексуальные предпочтения, и даже пол. Впрочем, за это ведь мы и любим искусство кино – за возможность переосмыслить избитые базовые понятия благодаря неожиданному ракурсу. Пусть даже ценой небольшой шоковой терапии.

Лукьян Галкин

Комментариев (0)
Оставляя комментарий, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Пользователи, которые нарушают эти правила грубо или систематически, будут заблокированы.
Полная версия правил
Осталось 300 символов
Для удобства пользования сайтом используются Cookies. Подробнее здесь